Кто в пробках постоял, тот над мопедом не смеётся.

Судят журналиста за то, что он в своей статье назвал баронессу свиньей. Истица возмущается, благородно негодует. Судья признает ее правоту и выносит журналисту обвинительный приговор. Предоставляет, естественно, подсудимому последнее слово. Тот встает и говорит:
– Ваша честь, это очень важно для моей дальнейшей профессиональной деятельности, поэтому я хотел бы еще раз удостовериться: значит, я не могу называть баронессу свиньей?
– Нет, не можете – или снова попадете под суд!
– А если я свинью назову баронессой, в этом будет что-то противозаконное?
– Ну, подсудимый, я не уверен, что читатель оценит ваше странное чувство юмора, но противозаконного ничего в этом, конечно, не будет.
– То есть я могу, не опасаясь наказания, называть свинью – баронессой?
– Да, можете, если вам угодно.
Журналист поворачивается к истице и произносит:
– Поздравляю вас, баронесса!


---
Подробнее

Не могу стоять, когда другие работают – схожу полежу.

Приходит к чукче русский полярник и говорит:
– Чукча, займи 100 грамм золота до следующего года?
Ну, чукча, конечно, отказать не может, занял. Через год полярник приходит и говорит:
– Слышь, чукча, не получилось у меня с золотом в этот раз, займи еще 100 грамм?
Ну, чукча чего, он же добрая душа, занял. Год прошел, чукча видит – русский опять едет к нему, ну он жене и говорит:
– Видишь, русский едет, снова будет золото просить, так ты ему скажи, что я на дальних пастбищах.
Жена:
– Угу.
Чукча спрятался под кровать и лежит там. Русский заходит и говорит:
– Где твой муж?
Жена:
– На дальних пастбищах, однако.
Русский:
– Ну блин, я ему долг принес сразу за два года, а его нет. Ну, да ладно, доставай спирт, а сама в кровать.
Лежат, пыхтят, а чукча под кроватью думает:
– Ох, хреновый день, однако: долг надо забирать, русский убивать, жена морду бить, а я на дальних пастбищах.


Подробнее

Чем больше вас меньше, тем больше нам лучше.

Муж с женой обедают и разговаривают:
– Дорогой, ты меня любишь?
– Что за вопрос, я тебя просто обожаю!
– А если я умру, ты сильно огорчишься?
– Да о чем ты говоришь, я умру с горя!
– И никогда больше не женишься?
– Ну, может, и женюсь через пару лет. Я ж мужик в рассвете сил. Без хозяйки в доме сложно. Найду себе кого-нибудь.
– Хм, и что же, ты вот найдешь себе женщину, и с ней вот так же будешь обедать у нас на кухне?
– Ну конечно. Не в туалете же нам обедать.
– И поставишь ее фотографию в рамке на своем рабочем столе?
– Наверное.
– И будешь спать с ней в нашей постели?
– Возможно.
– И отдашь ей мои клюшки для игры в гольф? – спрашивает жена голосом полным возмущения.
– Нет, не отдам.
Обрадовавшаяся жена:
– А почему?
– Потому, что она левша.


Подробнее

Hе все то солнышко, что встает, не все то девушка, что ложится.

Приехал студент МГУ на охоту в тайгу, и упрашивает в деревне чукчу, чтобы он его с собой на медведя взял. Чукча говорит:
– Ни, низя, тама шибка калясо стрилять надо, и глявное на лизях калясо ходить.
Студент ему показывает удостоверение, что он мастер спорта по биатлону. Чукча ему опять:
– Ни, низя, тама шибко умный надо бить.
Студент ему показывает студенческий билет МГУ. Чукча совсем нехотя соглашается и то в обмен на огненную воду. На следующий день долго ходят по тайге, и, наконец, находят берлогу. Чукча подходит к спящему медведю, и прикладом его по башке. Медведь конечно же просыпается. Чукчи начали бежать. Медведь в погоню за охотниками. Студент бежал-бежал, а потом думает, чего это я – мастер спорта по биатлону буду от медведя бежать. Останавливается, стреляет и убивает медведя. Подходит к нему чукча и говорит:
– МЭГУ, МЭГУ, а калава сапсем не работает, теперь сам его на себе будешь сорок километров до деревни тащить.


Подробнее

Женщины могут все, только некотоpые стесняются.

Абрам Цукерман получает по почте приглашение от Рабиновича на свою серебряную свадьбу. В конце приглашения написано: «Тем друзьям, которые не смогут к нам придти, подарки будут возвращены».
Абрам говорит жене:
– Надо что-то подарить, не прислать подарок неудобно. Но есть выход – мы к Рабиновичу не пойдем. Подарок-то должны вернуть.
Короче, Абрам идет к соседу и просит одолжить на несколько дней роскошный и страшно дорогой серебряный канделябр. Отсылают этот канделябр Рабиновичу.
Проходит три дня, пять дней, неделя, две – канделябр не возвращается. Еще через неделю Абрам говорит жене:
– Забыл, видно, Рабинович обо мне и канделябре. Зайду-ка я к нему и ненавязчиво намекну.
Заходит. Рабинович встречает его с распростертыми объятьями:
– Ну, наконец-то, дорогой. А я как раз сегодня жене говорю – если наш Абрам и сегодня не сможет к нам придти, то вечером отсылаем канделябр.


Подробнее
Эротика и голые девушки